Новости криптовалют

Из-за ценовой войны мегасделка на $69 млрд оказалась под угрозой

Еще до недавнего потока объявлений о соглашении ведущей нефтегазовой компании Саудовской Аравии Saudi Aramco о приобретении 70%-й доли ключевой нефтехимической компании королевства Saudi Basic Industries Corporation (SABIC) за $69,1 млрд у саудовского суверенного фонда благосостояния, PIF, «сделка» была похожа больше на бессмысленную уловку в попытке перевести деньги с одного саудовского баланса на другой. Это выглядело так, потому так оно и есть. И даже хуже.

Главный исполнительный директор Aramco Амин Насер часто подчеркивал, что видит компанию не только добытчиком нефти, но и разработчиком высокотехнологичной нефтехимической продукции с высокой добавленной стоимостью.

Тем не менее, покупка Aramco контрольного пакета акций SABIC предполагает огромное увеличение ресурсов — людей, офисов, оборудования, исследований и разработок, маркетинга и капитала. Кроме того, совмещение менеджмента высшего и среднего звена SABIC с руководством Aramco, с ее устаревшей государственной бюрократической машиной, отрицательно скажется на операционной эффективности и доходе SABIC.

И история Aramco это подтверждает. В 2008 году было проведено IPO ее собственного нефтехимического и нефтеперерабатывающего подразделения Rabigh Refining and Petrochemical Company (PetroRabigh). Изначально PetroRabigh планировалось представить сильной компанией, в которой работают настоящие профессионалы в своей области. Однако реальная картина происходящего стала ясна из текстов длинных приложений, которые по закону обязательно должны присутствовать в документе IPO.

Потенциальных инвесторов предупреждали, что у PetroRabigh есть «значительные долгосрочные заимствования», поэтому нужно гораздо больше средств для финансирования будущих планов расширения. После IPO на основном предприятии произошли пожары, начались перебои в подаче электроэнергии, долги выросли. Цена акций рухнула, потеряв около 80% средств, вложенных в акции в первый год. Сделка была убыточной в течение 10 лет.

Так в чем смысл такой сделки? Конечно же не в том, чтобы привлечь столь необходимые средства для проблемного бюджета Саудовской Аравии.

"Государственная компания Aramco покупает долю в государственной компании SABIC у государственного суверенного фонда PIF", — сказал старший менеджер хедж-фонда в Нью-Йорке.

"В королевство должны были поступить иностранные деньги как оплата за 5% акций Saudi Aramco. Однако продать их за рубежом не удалось, так как стало ясно, что средства от IPO пойдут на финансирование грандиозного плана бин Салмана Видение-2030, призванного диверсифицировать экономику королевства и избавить ее от зависимости от нефти. Так что фактически это саудовские деньги, которые уже используются в его суверенном фонде", — добавил он.

Даже если бы Aramco предложила купить 30%-ю долю SABIС, можно было бы утверждать, что, по крайней мере, Саудовская Аравия привлекал поступление новых денег в свою суверенную казну. Но все не так. Эта сделка была бы разрушительной для балансов SABIC, поскольку ранее Aramco заявляла о намерении выпустить облигации, обеспеченные балансом SABIC и прикрепленным к наименованию SABIC. Это, по сути, заставило бы SABIC оплатить покупку Aramco.

Таким образом, фактический смысл сделки в том, чтобы позволить бин Салману сохранить лицо. До того как бин Салман за 10 лет втянул Саудовскую Аравию во вторую катастрофическую ценовую войну с американскими сланцевиками, «сделка» Aramco-SABIC должна была предоставить PIF деньги для осуществления различных проектов, связанных с Видением-2030, в том числе на строительство футуристического города в отдаленном уголке саудовской пустыни. Также она должна была использоваться для создания «добавленной стоимости» к IPO Aramco, пока кто-то из руководителей консультативной группы по IPO, занимающий инвестиционные и банковские позиции в США, не понял, что эта сделка сделает и без того непривлекательную Aramco еще хуже.

И теперь, благодаря этой сделке, бин Салман оказался между молотом и наковальней. С одной стороны, об этой сделке было громко объявлено во всеуслышание, так что теперь от нее нельзя отказываться, иначе бин Салман потеряет лицо. Центробанк Саудовской Аравии истощил свои чистые иностранные активы максимально быстрыми темпами с 2000 года, что поставило под вопрос устойчивость важнейшей экономической привязки саудовского риала к доллару. В то же время в первом квартале дефицит бюджета королевства составил $9 млрд. Ряд независимых аналитиков прогнозируют, что ВВП может сократиться на 3% в этом году, дефицит бюджета может увеличиться до 15% от объема производства.

С другой стороны, сейчас в сделке еще меньше смысла, чем раньше, поскольку результатом сделки не станет новое негосударственное финансирование, которого нет на балансе Саудовской Аравии. Следовательно, сейчас бин Салман живет в иллюзиях. А, учитывая, что и все, кто связан со сделкой, работают в мире фантазий, цель сделки, которая сделкой и не была, заключается в ценообразовании сделки (цены для которой в реальности нет, так как сделка никогда не была сделкой).

Aramco хочет платить за SABIC меньше, чем было согласовано, так как стоимость SABIC упала более чем на 40% из-за влияния пандемии коронавируса. Это правда лишь отчасти. Реальная причина, по которой ценность SABIC резко упала, заключается в том, что бин Салман решил начать ценовую войну в то самое время, когда коронавирус и так уничтожает спрос, что приведет к падению цен на нефть.

В любом случае акции SABIC торгуются на уровне 70 риалов по сравнению с 123,39 риалов, что было установлено первоначальным соглашением. Компания потерпела второй квартальный убыток в первом квартале. Общая рыночная стоимость SABIC составляет около $56,5 млрд, стоимость запланированной доли Aramco — около $40 млрд, а не $69,1 млрд, согласованных изначально. В целом, Aramco хочет заплатить меньше, но поскольку она платит только за долю, которую передают из одной руки правительства Саудовской Аравии другой, сделка бессмысленна.

Из этого вытекает следующее: бин Салман должен продолжать притворяться перед народом и, что более важно, перед старшими, которые могут сместить его в то время, когда в центре внимания стоит вопрос о наследовании трона больного короля Салмана, что деньги в Саудовскую Аравию поступают извне. Тот факт, что это только уловка, большинство жителей Саудовской Аравии не поймет. Бин Салман, возможно, сможет убедить некоторых высокопоставленных саудовцев, наиболее близких ему, что деньги, поступающие в PIF, можно представить враждебным старшим как «внешнее финансирование», которое может быть перенаправлено на реализацию "Видения-2030".

"Очень важно, чтобы бин Салман выиграл время, так как многие высокопоставленные жители Саудовской Аравии недовольны его быстрым приходом к власти. Эти настроения усугубились в результате предполагаемых антикоррупционных чисток в конце 2017 года, а также в то время, когда он нацелился на двух наиболее влиятельных членов королевской семьи, принцев Ахмеда бин Абдул Азиза и Мохаммеда бин Найефа", — сказал высокопоставленный источник, близкий к правительству Саудовской Аравии.

"Многие из этих высокопоставленных недовольных саудовцев ждут, как далеко зайдут американцы, чтобы отозвать свою поддержку лично для него", — заключил он.

Источник: Вести Экономика

0/5 (0 Reviews)

Смотрите также

Премаркет. Гонконг опять «всплыл»

admin

Коронавирус. Новый рекорд по числу заболевших

admin

Баланс ФРС превысил $7 триллионов. Что дальше?

admin

Оставить комментарий